Вы творческий человек? Вас интересует продвижение dark-культуры в Беларуси, ищете ли как можно больше информации по этому поводу? Хотите быть окруженным людьми со схожим мировоззрением? Стремитесь изменить этот мир, стать желанным гостем и сделать так, чтобы Вас узнавали? Мы предоставим Вам возможность достичь всего этого, ведь наши цели совпадают. В связи с расширением портала «DarkBelarus» нам требуются журналисты....




вакансии DarkBelarus
LITERATURE
 
Хрупкие тени

***
Я друга навестила. Бледный лик
Взирал на мой безмолвствующий дух.
Дыханьем не тревожив слух,
Он замер вдруг, - как раз в тот самый миг,
Как бой старинных башенных часов
Донесся из окна исчадьем голосов.

***
Заветное желание храня,
Жила я в затхлости стареющего дня.
И тень волнения дрожала в тишине,
Когда чужие лица снились мне.

***
Запутавшись в бледнеющих чертах,
Узрела пустоту я твоих глаз.
В тени дремал величественный вяз,
И в листьях трепетал холодный страх.

***
Тропа вела к заброшенной во мгле
И затаившейся в таинственной глуши
Гниющей хижине, пугающей в тиши
Тех, кто увидит отражение в стекле,
Что прячется в туманной пелене
И завороженно следит, пока закат
Погаснет, скрыв его голодный взгляд.
Из тьмы же донесется стон
И всколыхнет кошмаров толпы он.













***
На той горе, где старый дуб
Терпел оскалы молний злых
И мудрости учил живых,
И ненавидел тех, кто скуп,
Кто дорожил грошами дня,
Средь обветшалых горожан
За рубль душу унижал,
В лохмотьях золото храня.
На той горе спал страшный дом.
Видений сонмы стыли в нем.
Смеясь ночами, плача днем,
Скрывались лица за стеклом.
И старый дуб, шурша листвой,
В щелях меж бревен видел клад:
Там сундуков тянулся ряд
Вдоль стен. Неслыханной красой
Сквозь пыль сияли жемчуга,
Янтарь огнем во тьме светился,
На полках тонкий шелк лоснился
В объятьях тварей с чердака.
И только тени опускались -
И с ними, в полуночный час
Полсотни мутных желтых глаз
Голодной жаждой загорались.
И если путник вдруг случайный
В тот дом заглянет на ночлег,
Сочтен уж будет его век…
И лишь качнется стол хрустальный
Под тяжестью лохматых тел.
И дикий крик покой разбудит,
И старый дуб уж не забудет,
Каков был юноши удел…












Autumn wind

Autumn wind knocked in my windows
Oozed in cracks and heavily breath
It filled my heart with cold and pain
And danced ahead in a golden dress

He opened doors with creak and fear
He roved and darted as a flash
And tender letters which warm my soul
Blew away with needless trash

But the eternity of windy moments
Invisible because of nature’s sleep
Under this gentle rustling of movement
Shroud our souls with coldly weep


***
Вплети мои руки
В изваянье креста над могилой своей,
Впитай мои звуки -
Агонией вспыхнут перезвоны свечей.
И жадное пламя
Сквозь землю сырую согреет твой сон,
Под небом глубоким
Подарят деревья прощальный поклон.
И в складках их кожи
Родится слеза.
Тоскуя по свежести и чистоте,
Наполнятся ею немые глаза.
И мертвое солнце
Сожжет эту землю
В осколках любви.
Чернеющий отблеск печали...
Моя нагота в обнаженной крови...









***
Так кричит тишина...
Шелест судеб,
Шерох на крыше,
Лепет губ,
Стон объятий...
Ты слышишь?
Так кричит во тьме тишина.
Плач стекла,
У окна
Кто-то дышит.
И дождем
На песке
Голос вышит -
Так зовет тишина.
Звук унижен.
Молча лижет
Кошка руку.
На балконе бесстыжем
Тень любви -
Ты обижен.
Так зовет тебя тишина.
Уходи же.


***
А пепельный дождь утонул в океане,
А солнце сожрало окурок земли.
В огне и в агонии спят горожане,
В пыли и в подвалах горят корабли.
Палитра художника красками плачет,
Рисунок бледнеет и чахнет внутри.
Дома расплылись, по улицам скачут
Прозрачные клоуны с криком «Смотри!».
Смотри, как цветастые платья в витринах
Ножами разорваны в клочья личин,
Как вопли уродливых крыш магазинов
Сливаются с эхом бетонных морщин.
И двери скрипят в паутине кварталов,
Вороны им вторят, срываясь с перил.
Согнувшись, хромают люди туманов,
Укрывшись толпою, идет Исмаил.
Распахнуты окна, пусты коридоры,
Сползает лачуга с пейзажа холста.
Оскалились ржавой усмешкой затворы,
В замочные скважины лезут уста.
И чавканье жизни из труб раздается,
В замученных запахах – дух нечистот.
Аллея колдобин, как нищая жмется
И камни швыряет в оборванный сброд.
То вечером. Днем же убогие лица
Затянуты светом – мечтает денница.


***
Вечер. Тишь. Жду звонка.
Томит час. Душит свет.
Тени - в пляс. Миг погас.
И во тьме - звука нет.
Ночь. Истома. Время спит.
Мертвый звон. Снега хруст.
Телефон - смотрит вниз.
Не дрожит. Не звонит.
Уж рассвет. Дым огней.
Пыль зари. Трамвай спешит.
Он - без слов. Он - без букв.
Он - преступник. Молчит.
День прошел. День устал.
Кто так ждал - тот упал.
В забытье. На полу.
Телефон - протрещал.
Кто так ждал - тот упал.
На полу - звонок проспал.
И в вечерней тишине
Кто-то ждал ответ во тьме.














***
Уведи меня за облака,
Туда, где воздух чист и нежен,
Где разливается сладкая река,
И пьяный дым тумана безмятежен.
Где шпили замка отражаются в воде,
Где солнце стонет в мареве заката,
Где не слышны колокола набата,
И тихий плач не напевает о беде.
Там город меж угрюмых гор
Пленяет путников мелодиями флейты,
И по ночам чернеющий простор
Шьет из фиалок таинства узор,
И чей-то пристальный и томный взор
Глядит из-за деревьев.


***
А сон был теплый, как вино...
По векам он стекал все ниже.
Молчали, как в немом кино,
И молча становились ближе.
А ночь твердила все одно,
И тьма была светлее снега...
Мы думали свое давно,
Боясь недавнего побега.
С разлуки началась зоря,
И где-то - шелест человека...
И спичка вместо фонаря,
Авто из сумрачного века.
А сон был нежный, как вода.
Лишь только им теперь жила я.
Он снился мне - везде, всегда -
С той самой встречи в дымке мая.


***
Ты – смертный, но сильнее Бога,
Ты – тьма, но ярче, чем огонь,
Твое спокойствие – тревога,
Ты был один, но я – с тобой.
Я в музыке тебя читала,
Я в книгах слышала твой крик,
Страницами твой день листала,
В толпе лишь твой любила лик.
Ты воздух пил – я задыхалась,
Но яд удушья целовала
И в поцелуях согревала
Холодный вкус твоих ланит.
Под тенью пепельных ресниц
Слезой печальной я мерцала
И ветром путь твой устилала
Сквозь дым и страх, и бездну лиц.
Я – ангел твой. Одна из многих
Для многих я. Но для тебя –
Неузнанная вдаль дорога,
Непрожитая – жизнь твоя.


***
И ничто уже не важно.
То, что было – лишь однажды –
Лишь мгновение полета,
Лишь ошибка рук пилота.
Страх прошел. Остались слезы.
Ручейком по тонкой коже.
Мысли стонут на пределе.
Только мы так не хотели.
Жить на грани, на исходе,
Следовать притворной моде.
Но с тобой все по-другому,
Глубже, дальше, под истому
И под кожу, под дыханье,
Там, где сердце пьет страданье,
Там, где вены режут душу,
И где лезвие рвет тайну
И пылает красной болью.
Сахар посыпаю солью.
Нет ни дня, ни мглы, ни ветра.
Только ты. И вихри пепла.
И ничто уж не исправить.
Шепот капель. Раны. Память.
За тебя, за все, что снилось –
Жаль, нашей встречи не случилось.




***
И перекрестки улиц будут ранить,
И тени проводов посмотрят вниз…
Над нами острова, под нами память,
Играющая реквием на бис.
И темные кварталы будут слышать,
Врезаясь в годы хрупкостью минут,
Звон тех часов, что стрелками напишут:
«Когда ты ЗДЕСЬ была, он был лишь ТУТ».
А солнце будет черное от боли,
И завтра облака сорвутся с крыш…
Они уже у ног твоих и молят,
Но ты же слышишь только хлада тишь.
И странники беспечные погибнут,
И где-то песню грустную для них споют
О времени, когда была я королевой,
А ты был – мой придворный шут.


Адриан

1.
В городе слез,
Где уныние правит,
Фальшивые звуки,
Фальшивая боль.
И ангел печальный
В театре играет
Фальшивую пьесу,
Фальшивую роль.

2.
Гонимый забвением
Странник, скитаясь
По шрамам дорог,
Пред собой видит хлад.
И вянут цветы,
И глупость на троне
Смеется и пьет
Холодеющий яд.



3.
Прекрасная птица
В изгнании вечном
Без крыльев парит
В легендах о нем.
О том, кто грешил,
Кто, проснувшись однажды,
Навеки о сумрачном
Сне позабыл.

4.
Безмолвие гонит
Ранимую душу
В мир темных теней
И потерянных нот.
Из сотканных грустью
Мелодий разлуки
Он песню напишет
И нежно споет.


5.
В моменты покоя,
В моменты улыбки
Мечтал он и думал
О ней, о судьбе.
Но тучи ночные
Дождем его били,
И ветер кричал :
“ Нет счастья тебе! “

6.
И мертвым он падал
На древнюю землю,
Где был Вавилон,
И творил человек.
Он цвета не видел,
Он страха не помнил,
Не жил – только плакал.
И черным был снег…



7.
И стонут минуты,
И плачут мгновенья,
В неведеньи стынут
Слепые слова.
Погибшие дети –
Братья испуга –
Навеки закроют
Немые глаза.

8.
И враг человека
Чрез маску увидит
Тот город безумный,
Где хаос и лед.
И ворон прекрасный
С небес охраняет
В больном королевстве
Извечный полет.



***
Город печальный,
Город хрустальный,
Город, где солнце
Плачет ночами,
Город, где тьма
Мерцает свечами,
Где реки застыли,
Где сны замолчали.
Вдоль рваной дороги
Узоры из окон,
На стенах - печати
Изрезанных стекол,
И голуби режут
Воздух полетом,
И кровь в проводах
Электрическим током,
И шприц по рукам -
Наркотическим соком.
Где дым сигарет
И запах мартини,
Где черные очи
Свет проглотили.
Там вечно немые
Летят разговоры,
Там лица скрывают
Тяжелые щторы.
Там город печальный...
И странник случайный...
Меж хрупких теней...
Меж улиц хрустальных...

Melissa Schwarz

Дата: 30 May 2008
 
She , 16 Jun 2008 16:40:43

хорошие стихотворения. Приято читать.
 
Melissa Schwarz , 23 Jul 2008 11:38:18 (schwarztraum@mail.ru)

Благодарю!
 
Name:
E-mail:
Введите число семь (Anti spam-bot)
Message:



(c) 2005 - 2017 DarkBelarus & Dark.by
Design - DarkMinder, programming - Demien & bigfrogg, concept - prophet & bigfrogg

Версия портала для мобильных телефонов и кпк