Вы творческий человек? Вас интересует продвижение dark-культуры в Беларуси, ищете ли как можно больше информации по этому поводу? Хотите быть окруженным людьми со схожим мировоззрением? Стремитесь изменить этот мир, стать желанным гостем и сделать так, чтобы Вас узнавали? Мы предоставим Вам возможность достичь всего этого, ведь наши цели совпадают. В связи с расширением портала «DarkBelarus» нам требуются журналисты....




вакансии DarkBelarus
ARTICLES
 
Diorama Live in Minsk, 11 апреля 2013

О том, как Мелисса на концерт Диорамы ходила, или Дьяволу может и все равно, но нам – нет.


Фоторепортаж с концерта - http://dark.by/Dark_by/Reports/showReports.php?reports_id=214



- Хочу представиться. Меня зовут Мелисса Шварц, сегодня я не только поклонница твоей музыки, но и лицо белорусского музыкального портала Dark Belarus, на котором «Even the Devil doesn’t care», едва появившись в продаже, уже в январе стал альбомом месяца…
- О, рад тебя видеть! – отвечает Торбен Вендт. – Мы были счастливы, узнав о такой популярности нового диска в вашей стране, и мне очень приятно познакомиться с тобой!
- Взаимно… - таю я под пристальным взглядом харизматичного немца, понимая, что времени уже совсем мало…

Ведь разговариваем мы не в клубных кулуарах, не в тихом ресторанном боксе и даже не сидя на диванчике в тесной гримерке, а стоя близко-близко, возле барной стойки Re:Public, в окружении поклонников и остальных членов DIORAMA.

И тут я понимаю, что не смотря на важность журналистских вопросов, не взирая на намерение спросить Торбена о чем-то творческом и оригинальном, мне безумно хочется потратить эти минуты общения с ним на простую человеческую благодарность за великолепный концерт. Я нарушаю все свои планы и от всей души говорю ему то, что подсказывает мне сердце, он улыбается, благодарит, выражает взаимную признательность за теплый прием... Наконец, когда уже совсем нет возможности продолжать разговор из-за суеты вокруг, я обнадеживаю Торбена:

- На сайте будет репортаж и фото-отчет о сегодняшнем концерте…
- Это прекрасно! Напиши мне… - произносит он, еще раз фотографируется со мной и, уходя, машет рукой. А я отвечаю:
- Я напишу тебе.

И вот пишу. Пишу, чтобы не посетившие концерт DIORAMA, могли почувствовать себя на нем, чтобы сдержать обещание, данное Торбену, но пишу флешбеком, вверх тормашками, потому что вспоминается этот вечер именно так, словно на медленной перемотке видео-кассеты.

…Появление его было почти неожиданным. Миллион раз охрана твердила: «Музыканты не выйдут, они уже уезжают. Покиньте клуб.» Но интуиция подсказывала другое. И если большинство удовлетворилось автографами Феликса, Саши и Маркуса, то самые стойкие продолжали верить в лучшее. И вот он вышел, немного отдохнувший, со стаканчиком то ли кофе, то ли чая, в байке с логотипом своего музыкального детища, сияющий и готовый стоически выдерживать натиск обожания и восторга.

Вышел – и тут же утонул в просьбах дать автограф. Подошла к Торбену и я, решив заговорить с ним на его родном, немецком. Мне показалось, или он на самом деле был удивлен, услышав родную речь, но заулыбался шире, охотно подписал буклет, сфотографировался… Деликатно уступив место другим, я тем не менее осталась, ожидая более удобного момента продолжить начатое. И такой момент не заставил себя долго ждать. Фанаты расходились, удовлетворенные вниманием музыканта, вокруг становилось все меньше людей…

Вскоре подтянулись остальные ребята DIORAMA, тем самым вызвав непреодолимое желание сфоткаться не только с Торбеном, но и со всем коллективом. Веселье, смех, азарт девушек, море впечатлений… И, как антипод этим счастливым мгновениям, тикающая стрелка часов, приближающая нас к моменту, когда группу увезут, ведь уже на следующий день у них концерт в Петербурге, а после – и в Москве.

Вот тут и настал тот долгожданный момент – момент еще раз поговорить с Торбеном, вылившийся в этот репортаж. Который, не будь второго дубля, возможно, отражал бы лишь музыкальную суть события. Но сейчас я, как человек независимый, оглядываюсь лишь на свои субъективные впечатления и пишу обо всем и очень подробно, потому что действительно есть, о чем рассказать.

…В Re:Public оказалась я рано. Охранник, пожалев, пустил внутрь погреться, гардеробщица позволила раньше положенного времени оставить пальто, а какой-то молодой человек приглашающим жестом увлек в клуб – в разгар саундчека COLD IN MAY. Так что наших белорусских ребят я слушала почти дважды. Видимо, этот вечер запрограммирован был на повторения…

Для всех двери открылись ближе к семи часам вечера, потекли в зал разношерстные люди, внешне относящиеся к разным социальным слоям и субкультурам, но в тот день объединенные предстоящим концертом. Удивительно, но мне даже встретился человек, который вообще не слышал о DIORAMA, а на мероприятие попал по приглашению. Тем не менее, забегая вперед, скажу, что музыка ему понравилась. Еще бы!

Разогрев прошел динамично и бойко. Хиты от COLD IN MAY каскадом спускались на слушателей, Арс, Ларс и Гровер сделали все, чтобы предвкушение Диорамы было максимально красивым и вкусным. Это и не удивляет. Я знаю и слушаю COLD IN MAY уже несколько лет, и не раз приходила в восторг от новых музыкальных решений, от сочетания вокала и инструментов, от свежих, не приевшихся, аранжировок. Так было и в этот раз – публика на ура приняла выступление соотечественников, но… все равно все ждали Торбена и его команду c выступлением в поддержку восьмого студийного альбома «Even the Devil doesn’t care».

Подтверждая немецкую пунктуальность и с точностью швейцарских часов, DIORAMA, нет-нет, лишь трое из состава группы – появились в синей мгле прожекторов, каждый заняв место у своего инструмента, на заднике сцены мелькали межгалактические метаморфозы и шары, все уже начали погружаться в транс предвкушения, и в апогее общего нетерпения вышел он, Торбен Вендт.

Maison Du Tigre – Дом тигра в переводе с французского – открывала концерт, руки Торбена коснулись микрофона, он запел… но мы услышали голос лишь в сознании. «Неужели, сейчас все сорвется?» - прострелила меня жуткая мысль, но то, с каким изяществом и непринужденностью господин Вендт вышел из сложившейся ситуации, тут же подкинуло новую идею: «А не специально ли запланированный трюк? Не шутка ли, играющая на нервах возбужденной публики?»

Оказалось, не шутка. Просто в микрофоне сели батарейки.
- Хэллоу! – прокричал нам Торбен без микрофона и приветливо помахал рукой. А лицо – счастливое-счастливое, словно и не случилось ничего, чему подтверждением был лес рук и сонм приветствующих музыканта голосов.

Вендт повертел в руках микрофон, от того – никакой реакции. Что ж, комическим жестом лидер DIORAMA попрощался со зрителями, мол, ухожу, не будет вам концерта, тем самым развеселив зал и сняв напряжение, и проследовал к синтезатору, где был еще один, к счастью работающий микрофон:

- Всегда, когда концерт так начинается, он и заканчивается, как в аду… Или же – наоборот – лучшим образом. Хотя сейчас я этого не знаю. – И заговорчески усмехнулся. – Вы хотите, чтобы мы сыграли эту песню с начала? Тогда притворитесь, что нас здесь еще не было…

И, поднеся палец к губам, с очаровательным «Тссс!», Торбен скрылся от наших глаз. К счастью, ненадолго.

…Maison Du Tigre – Дом тигра в переводе с французского – открывала концерт, руки Торбена коснулись микрофона, он запел… и мы услышали его голос теперь не только в сознании, но и наяву. И – не могу не сказать – он был зверски, хищно привлекательным, автоматически магнетизируя весь клуб, поглощая все внимание и взгляды. Думаю, со мной согласятся многие. Мимикрируя, двигаясь в такт сложной музыке, Вендт уже с первой песни зажег клуб так, как зажигают другие, выходя на бис.

На финальных аккордах первой песни я более не устояла на балкончике и двинулась ближе к сцене.

- Я горжусь возможностью петь для вас! – заявил Торбен и пожелал как следует оторваться.

К началу HLA (Hideous Heart) – ремикса Her Liquid Arms из одноименного альбома – я была уже, можно сказать, в ногах у Диорамы, а именно – аккурат напротив микрофонной стойки, взирая на Торбена снизу вверх и чувствуя себя каплей в море его музыки.

А потом DIORAMA решила окончательно свести с ума весь клуб – раздались первые нотки Exit the Grey. «Это же Exit the Grey!!!» - услышала я сразу от нескольких парней и девушек. И все слились в едином ритме этой романтической песни.

When We Meet Again In Hell – самая необычная по музыкальной структуре композиция нового альбома - погрузила зал в пламенеющее зарево ада во главе с Торбеном за синтезатором и алым нимбом прожекторов у него над головой, а несущаяся ей вдогонку Erase Me словно стерла все адское, добавив в разгоряченный клуб еще больше эмоций. Я чувствовала, хоть и стояла спиной ко всем зрителям, что там, сзади, – не просто поклонники, там пульсирующая взрывная энергия радости от увиденного и услышанного.

- Спасибо, спасибо! – не уставал повторять музыкант после каждой песни на очень хорошем русском.

И снова пускался, вместе с подпевающим Феликсом и аккомпанирующими Сашей и Маркусом, в музыкальный круговорот пения, мимики, жестов, которые настолько притягивали взгляд, что даже не хотелось отвлекаться на фотосъемку. И ведь как непосредственно и легко все это вплеталось в песни, порой грустные и серьезные, иногда даже трагичные.

Ignite стала кульминацией первой части концерта, окончательно всех взорвав и вывернув наизнанку. Я еще не видела исполнения с такой отдачей и надрывом, с таким гармоничным и естественным сочетанием движения тела и музыкальных ритмов. И не одна я после окончания шоу говорила, что этот концерт – был одним из лучших из всех виденных.

…Пиджак Торбена летел к ударной установке, визжали девушки, подпевали выучившие текст песни фанаты, все остальные хлопали и тянули вверх руки, ритмично двигаясь в такт музыке и тянулись к кумиру… На огромном экране за сценой мелькали фотографии из жизни муызкантов... А потом, словно лезвием, полоснула волна меланхолии.

- Сейчас мы исполним песню на немецком. Возможно, кто-то из вас знает этот язык. Итак, Weiss und Anthrazit… - Торбен сел за синтезатор и красиво открыл «балладную» главу концерта.

- Я знаю, что два года назад в Минском метро произошел теракт. – И я вздрогнула от этих слов, ведь в тот день там были мои знакомые, чудом оставшиеся в живых. – Следующую песню я посвящая всем, кто погиб или пострадал в тот ужасный день.

Так Summit стала гимном памяти и скорби. А пел его Торбен так, что на глаза выступали слезы… Последние звуки растаяли, и над ним погас свет, он откинул голову назад, а когда вновь взглянул в зал, глаза светились счастьем и искренностью.

Someone Dies пришлась кстати – от бури эмоций отойти было невозможно, но хоть какая-то передышка перед боевиком Scale.

К концу сет-листа на нас обрушился шквал экспрессии и драйва в виде Child of Entertainment и якобы заключительной Hope. Вот уж где был выход всей мировой энергии! Адреналин от музыкальной составляющей и милые кривляния Торбена, неустанно двигающегося по сцене, совмещали в себе нечто ангельское и дьявольское одновременно, также, как в песнях контрастируют грустные эмоции с бунтарским духом.

Но – последняя песня – это последняя песня. DIORAMA легко откланялась и скрылась.

Зал не унимался и скандировал, хотя долго звать не пришлось – к счастью. Я подсознательно чувствовала, что шоу не закончится без Synthesize Me. Так оно и вышло. Три финальных хита – Why, Advance, Synthesize Me – и все были во власти этих добродушных немцев.

Но и тут вмешалась мистика. Вдруг отказались работать наушники.
- Хорошо, попробую без них! – отчаянно и бодро сказал Торбен и великолепно исполнил песни, отдавая зрителям все больше и больше своего внутреннего запала и неиссякаемого обаяния.

Но что я все об эмоциях? Уж совсем замечательным этот вечер сделал и отменного качества звук, причем как вокала Торбена и каждого инструмента в отдельности, так и всей музыки в целом. Ничего не было лишним, каждый аккорд был отточен и совершенен, а голос Вендта – временами нежный, временами жесткий, а порой – даже брутальный, как нельзя лучше подчеркнул индивидуальный стиль группы, в которой нет места кубам и рамкам, в которой есть все – романтика готики, грусть дарк-вейва, драйв и жесткость электронного упругого саунда и фирменная «диорамовская» отрешенность и в то же время повышенная заинтересованность в окружающем их мире. Отдавая предпочтение особенно экспрессивным композициями последнего диска, музыканты сумели и другие, даже старые хиты, выдержать балансирующими на грани – черного и белого, страсти и грусти, возвышенности и простоты, серьезности и иронии. Наверно, в этом и кроется секрет все возрастающей индивидуальности чудной музыки DIORAMA.

Так, после отзвучавшего хита Synthesize Me и тысячи лучезарных поклонов, отыграв целых два часа, они покинули нас, возбужденных и взбудораженных, с растрепанными сердцами, вдыхающих до сих пор витающий в воздухе адреналин.

…На улице было ноль, но в душе – плюс тридцать. Пока Торбен собирался в обратную дорогу, его коллеги по ремеслу расслаблялись на улице с пивом и сигаретами. Там и встретились мы – несколько верных поклонников с вновь готовыми к общению музыкантами. Самыми разговорчивыми оказались гитарист Саша Фиддлер и барабанщик Маркус Хальтер. Саша поведал нам, что живет в Швейцарии и обожает фильмы с Джеком Николсоном. А еще он был искренне удивлен, что и в русском языке есть такое же имя, причем, как ему объясняли, оно используется и для девушек, и для парней. Маркус же признался, что COLD IN MAY – единственная известная им белорусская группа.

- А не исследовать ли нам вот это здание? – вдруг предложил Саша, и мы дружно рассмеялись, посмотрев на огромную, слегка обветшалую и зловеще темную громаду военного госпиталя.

Признаюсь, не ожидала, что вот так, стоя с едва знакомыми звездами немецкой сцены, можно чувствовать себя настолько свободно, словно беседуешь с соседскими ребятами.

- А белорусская и русская публика все-таки самая лучшая. – обрадовали нас музыканты.
- Вы более экспрессивные, у вас отдача видна, играть для вас очень приятно…

…Начался легкий дождь, но это не помешало общению с клавишником Феликсом Марком, до этого молчаливо стоявшим в стороне.

- А архитектура в Минске на что похожа? Какие у вас главные достопримечательности? – поинтересовался он.
- В центре Минска есть неоготический костел, мы его называем Красный. – объясняю я. – А главный проспект города чем-то напоминает Невский проспект Питера. Завтра там будете – можете себе представить.

Феликс с сожалением улыбается, сетует на нехватку свободного времени для прогулки по Минску и спрашивает:
- Что сейчас планируете делать? По домам?

Мы с подругой шутим:
- Зависит от вашего времяпрепровождения. – и дружно смеемся. – А если серьезно, то да, по домам… Long way home from the party…

Небольшая мхатовская пауза, задумчивость и – о насущном.

- А из национальной кухни успели что-нибудь попробовать? – резко меняю тему.
- Думаю, нет. Из того, что ели, было блюдо с грибами. Вкусное. Но мне показалось, что это не национальное.
- А какую кухню предпочитаешь?
- Хм… Скорее не кухню. Очень люблю мясо, разные мясные блюда. – рассказывает Феликс.
- А я люблю ваш немецкий картофельный салат. – гордо заявляю и радуюсь своим познаниям.
- У нас он в каждой области – разный, со своими ингредиентами и особенностями. Тебе какой больше понравился?
- Я пробовала единственный вариант – саксонский, в Дрездене.
- Бывала в Германии? Здорово!
- Да, много друзей там… А вообще после концерта так петь хочется…

И Bring Me Flowers сорвалась с наших уст в этот дождливый, но прекрасный вечер.

А через несколько минут микроавтобус с музыкантами уже отъезжал от клуба, Торбен и товарищи дружно прощались с нами, но не навсегда, а лишь до следующего концерта…

Melissa Schwarz

Дата: 15 Apr 2013 Раздел: Отчеты
 
Name:
E-mail:
Введите число семь (Anti spam-bot)
Message:



(c) 2005 - 2017 DarkBelarus & Dark.by
Design - DarkMinder, programming - Demien & bigfrogg, concept - prophet & bigfrogg

Версия портала для мобильных телефонов и кпк